Фили бейкер премиум

Познакомьтесь с любимым кондитером Бузовой и Киркорова

Фили бейкер премиум

Ренат Агзамов

В 21 год он победил на краснодарском чемпионате кондитеров, после чего переехал в Москву, где работал в нескольких ресторанах, в том числе шеф-кондитером в «Ностальжи». В 2006 году начал сотрудничать с московской кондитерской фабрикой «Фили Бейкер». Ведет инстаграм – 1,5 млн подписчиков, рекламирует свои услуги роликами в кинотеатрах.

Из чего состоят торты двухметровой высоты и почему некоторые из них могут стоить миллионы

— Мы просмотрели десятки фотографий ваших тортов — эти двухметровые замки реально съедобны?

 — Конечно! А как по-другому. Мы делаем съедобными все детали наших тортов — большинство из них из шоколада, что-то — из карамели. Людям это нравится, они готовы за это платить.

— Сколько надо заплатить, чтобы заказать торт Рената Агзамова?

 — 1 килограмм торта у нас стоит 2000 рублей. Если у вас свадьба, на которой планируются 200 гостей, вам понадобится 15-килограммовый торт — он обойдется примерно в 30 000 рублей. Украсить его шоколадными цветами — цена вырастет до 35 000 рублей. Но это минимум.

Если заказчик хочет, чтобы у торта появилась подсветка, он парил в воздухе, а вокруг порхали шоколадные бабочки, стоимость рассчитывается отдельно. Просто кому-то сложно изготовить шоколадную лошадку высотой 30 сантиметров, я же могу сделать ее в натуральную величину. Хоть сто штук.

Но это очень дорогое удовольствие — очень много одного только силикона потребуется, чтобы снять форму с настоящей лошади, а еще умножьте его цену на стоимость шоколада. Это миллионные проекты, но если у заказчика есть такое желание — нет проблем.

Могу даже сделать торт в виде боинга в натуральную величину — и чтобы он влетел в зал.

Торты Рената очень любят отечественные поп-звезды. Анита Цой, например, заказывала его на свой день рождения
1 из 8 2 из 8

— Это правда возможно?

 — Возможно все.

 — Почти верю, что это съедобно. Но может ли это быть вкусно? Вы же знаете, что далеко не всегда блюдо, которое выглядит слишком эффектно, бывает при этом и вкусным.

 — Мы отказались от использования кондитерской мастики и марципана, не используем их принципиально. Когда я работал шеф-кондитером в ресторане «Ностальжи» и на кухню приносили недоеденное блюдо, наш шеф-повар дико расстраивался и выбегал в зал расспрашивать гостей, что им не понравилось.

Торты при этом возвращались всегда с недоеденной мастикой — ее в принципе никогда никто не ел. Она малосъедобна, сильно утяжеляет торт. При этом ее используют все — достаточно причин, чтобы от нее отказаться.

С тех пор мы начали покрывать торты шоколадным велюром (тонкий слой из мельчайших частиц шоколада, создающий бархатистую поверхность. — Прим. ред.).

Что касается вкуса, то я не люблю сложных вкусовых сочетаний в десертах.

Человек, который съел несколько совершенно разных блюд, не должен в конце ужина есть десерт с малиной, розмарином, чесноком и соусом васаби — он должен получить простой и понятный вкус.

Я полтора года разрабатывал торт «Малиновый шифон», в нем только бисквит, крем и свежая малина, протертая с сахаром. Все очень просто, но при этом бисквит мы делаем на пару. И этот торт у меня — один из лидеров продаж.

Торт для Филиппа Киркорова, на котором скромно красуются четыре фигурки артиста (в разных образах). Все филиппы — съедобные


 — Как выглядит процесс изготовления таких масштабных тортов — от придумывания дизайна до транспортировки к месту мероприятия?

 — Первый шаг — разработка дизайна изделия. Иногда это занимает несколько часов, а бывает, и целый месяц. Сначала я делаю наброски эскизов, после чего их перерисовывает профессиональный художник. Затем — процесс утверждения с заказчиком и подсчет стоимости работы.

Что касается транспортировки, то у нас три выездные бригады, которые либо привозят заказчику наши торты по частям, если речь идет о России, либо все изготавливается непосредственно на месте проведения мероприятия, если заказ поступил из-за границы.

— И какой на данный момент самый сложный торт вы изготовили?

— Это торт, внутри которого были установлены звуковые и световые мониторы. Во время работы они начали нагреваться, поэтому части торта стали плавиться. Пришлось оперативно организовать еще и вентиляцию внутри. Это был очень сложный проект, в котором участвовали художники по свету и по звуку, я тогда всем мозг вынес.

На детские торты, изготовленные Ренатом Агзамовым, приходится до 70% всех заказов

О русском вкусе в десертах

— Вы делаете много тортов для пышных празднеств в разных странах — сильно отличаются пожелания российских и заграничных заказчиков? И вообще, что у них сейчас модно в плане украшений кондитерских изделий?

 — Нет разницы, заграница или Россия. Здесь скорее вопрос культуры и традиций: если свадьба кавказская, вне зависимости от местоположения, стиль оформления будет национальным — много золота, цветов. Американцы, например, часто заказывают торты с черепами и торчащими глазами.

Не припомню, чтобы заказчики хотели «модно», — все в основном подстраиваются под общее оформление конкретного мероприятия. Например, сейчас для одной свадьбы в Узбекистане, где все будет в рубиновых тонах, мы делаем торт в виде огромной подушки с рубином. Однажды мне заказали десерт в карамельной посуде — пришлось отправиться в Версаль и снимать там силиконовые формы с посуды Людовика XIV.

 — Мы подсмотрели в вашем инстаграме, что недавно вы снимали форму со Стены Плача в Иерусалиме и ездили в командировку в Стамбул. Это что за проекты?

 — Мы делаем торт для мероприятия в Израиле, на которое соберется много богатых людей. Очень сложный и очень серьезный проект, думаю, он надолго запомнится людям. Это будет феноменально.

А в Стамбуле один местный житель думал над подарком для своей жены на десятую годовщину их свадьбы. Он каждый год ее чем-то удивляет в этот день и решил покорить супругу моим тортом. Состоятельных людей, у которых уже есть яхты и самолеты, сложно удивить чем-то, а торты Рената Агзамова для этого идеально подходят.

 — Насколько часто вообще ваши торты заказывают в других странах?

 — Не более десяти тортов в месяц — как правило, они небольшие, их мы отправляем заказчику за границу самолетом. Основная география заказов — Москва и Московская область.

— Бывает, что люди остаются недовольными тем, что вы для них сделали?

— Да. Одним кажется, что у медовика слишком яркий вкус меда, другим заказанный ими торт показался слишком бледным. Недавно одна женщина, заказавшая несложный торт с ромашками за 6 тыс. р., позвонила и сказала: «ожидала от Агзамова большего».

— Что вы делаете, если заказчик предлагает сделать что-то совсем безвкусное?

 — Переубеждаю. Говорю так: «Знаете, идея супер, вы — гении и молодцы, но не видите конечный результат, а я вижу. Давайте чуть-чуть доработаем вашу идею, исходя из моего профессионального опыта и художественного вкуса». То есть постараюсь небольшими штрихами улучшить идею, чтобы в результате получился совсем другой торт.

 — А вообще отказаться от заказа можете?

— Да, если просят сделать пошлятину, например. Или хотят пятиметровый одноярусный торт в виде конусной клумбы. В таких случаях отвечаю, что занимаюсь творчеством, и не все в этом мире можно купить за деньги, и такие торты мне делать просто неинтересно.

— Самая дикая идея, которую вам озвучивали заказчики?

— Самая дикая идея — моя. Этой зимой состоится свадьба ближневосточного шейха — приглашены 12,5 тыс. гостей. Я предложил такой вариант: торт вывозят в зал живые слоны, а в воздухе летают съедобные вертолеты с подвесными цветами, а я ими дирижирую. Идея шейху очень понравилась.

В своем очень популярном инстаграме Ренат Агзамов не только показывает готовые торты, но и демонстрирует процесс их изготовления

Как дизайнеры одежды и люстры в магазинах влияют на художественное восприятие кондитера

— Где вы берете идеи для собственных эскизов для будущих тортов, чем вдохновляетесь?

— Недавно в Милане прошла неделя моды, и очень много дизайнеров показали коллекции с золотом — воздушные, легкие платья с прозрачными и позолоченными вкраплениями. Очень изящно, не похабно — вот такими приемами дизайнеров одежды я часто вдохновляюсь, придумывая эскизы. Это не значит, что на тортах у меня появляются каблуки, — имеется в виду цветовая гамма и гармония.

А недавно я зашел в магазин люстр и понял, что это непаханое поле! У меня там голова начала кружиться от идей! Я просто попросил стульчик, сел, закинул голову наверх и просидел так час.

Думаю, еще бы немного — и вызвали бы полицию, подумали, что я псих. Но там идей кладезь, понимаете? Особенно если люстры итальянские.

И изобретать велосипед не нужно — все уже придумано, осталось только переложить на торты.

 — Как, интересно, выглядел торт на вашей свадьбе?

— Небольшой и шоколадный, его сделал мой друг — самый обыкновенный, такой можно купить в «Азбуке вкуса», например. Я вообще торты для себя и для близких не делаю, для меня это катастрофа. Понимаете, мне нужна реакция зрителя — как артисту. А сам от себя я получить ее не могу.


— Представьте, что вы не ограничены ни во времени, ни в средствах, — что за торт вы могли бы сделать при таких условиях?

— Я хочу создать точную копию Нотр-Дам-де-Пари в натуральную величину. Года два назад я предложил это мэру Парижа, но ответа пока нет. Планирую реализовать эту идею с шейхами из Дубая.

Этот торт можно будет разместить в специальном стеклянном здании с определенной температурой — и это станет местом паломничества, куда люди приедут со всего мира.

Я все сделаю так, что у всех волосы дыбом встанут.

Подробности по теме

Тортпорно: познакомьтесь с девушкой, чьи десерты взорвали социальные сети

Тортпорно: познакомьтесь с девушкой, чьи десерты взорвали социальные сети От репортажей со «скверных» протестов до тестов и планов на ближайшие дни — в нашем фейсбуке.

Источник: https://daily.afisha.ru/eating/5408-poznakomtes-s-lyubimym-konditerom-buzovoy-i-kirkorova/

Ренат Агзамов: личная жизнь, жена, дети, семья

Фили бейкер премиум

Ренат Агзамов биография которого интересует многих, кто увлекается кондитерским искусством, родом из Сочи. Родился 13 апреля 1981 г. В школе учился хорошо и закончил ее с отличием.

Выигрывал краевые олимпиады по математике и занимался боксом, однако ни математиком, ни профессиональным спортсменом не стал.

К удивлению всех знакомых, после окончания школы Ренат отправился в Краснодар, где поступил в кулинарное училище.

Уже в 7 лет юный сочинец испек кекс по бабушкиному рецепту. Кекс удался на славу, и с тех пор мальчик постоянно пропадал на кухне. В 13 лет он разыскал в Сочи пожилого кулинара, который научил его варить карамель и в тот же день подарил своей девушке букет карамельных цветов.

Свой первый торт, который предназначался для мамы, будущий знаменитый кондитер полностью сделал своими руками в 16 лет.
Старший брат Агзамова, Тимур, тоже прославился как искусный кулинар. Некоторым премудростям дети научились у отца, который хорошо готовил и работал шеф-поваром на поезде.

Поскольку его национальность — татарин, он делал превосходный плов. С юных лет братья умели отлично обращаться с кухонным топориком и ножами. Выпечкой в семье занималась бабушка.

Она, как все хорошие хозяйки, записывала интересные рецепты в записной книжечке, которую подарила впоследствии своему младшему внуку.

Путь к успеху

Работать Ренат и Тимур начали рано, так как отец перенес инсульт и нужны были деньги на лечение. Когда они исчерпали все возможности, какие мог предложить Сочи, то отправились в Москву (2002 г.). Желание добиться большого успеха у Агзамова младшего появилось после победы в чемпионате кондитеров, проходившем в Краснодаре.

В столице молодым людям пришлось нелегко: им не удавалось найти ни квартиру, ни нормальную работу. Наконец Ренат устроился в кафе в Китай-городе, однако надолго там не остался. В целом юноша сменил около семи мест, пока не прошел кастинг в популярный ресторан “Ностальжи”, где и создал свои первые кулинарные шедевры.

Через 2,5 года Агзамова пригласили работать в сеть Legato. Потом был не очень успешный кейтеринговый проект. В 2006 г., разработав серию оригинальных тортов, одаренный сочинец занялся поисками крупной кондитерской фабрики, которая согласилась бы с ним сотрудничать.

Талант Рената оценила компания “Фили Бейкер”, и он стал руководителем новой кондитерской — “Фили Бейкер Премиум”.

На вершине славы

Целеустремленный Агзамов быстро превратился в специалиста международного класса, компания которого работает с рецептами домашних тортов со сметанным кремом и использует только натуральное сырье.

Первым изделием “Фили Бейкер Премиум”, имевшим огромный успех, был известный многим торт “Панчо”.

За стандартными изделиями последовали эксклюзивные торты Рената Агмазова, благодаря которым о предприятии узнали даже за рубежом.

Компания регулярно участвует в международных проектах, выполняет заказы для разных официальных мероприятий. В изготовлении каждого изделия задействовано до ста человек. Ренат – автор огромного количества сладких шедевров. Он сам придумывает десерты и, будучи перфекционистом, старается сделать их идеальными.

Среди клиентов кондитера — президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, предприниматель и поэт Михаил Гуцериев, певец Филипп Киркоров, фигурист Евгений Плющенко, певицы Анита Цой и Саша Даль, ресторатор Аркадий Новиков, телеведущая Ольга Бузова.

Большой вклад в популяризацию изделий компании внесла телеведущая Ксения Бородина, разместившая фото заказного торта в интернете.

По словам, Агзамова, обучение в кулинарном училище дало многое. Благодаря полученным там знаниям он может сразу сказать, что получиться при смешивании тех или иных продуктов. Однако учиться мастер не перестает, даже когда находится в отпуске. Например, отдыхая Мальдивах, он научился готовить итальянские панеттоне, а в Турции — азербайджанские кутабы.

Ренат ездил на стажировку во Францию, Швейцарию, Бельгию, Турцию и во многие другие странах. Чтобы узнать рецепт идеального тирамису, он объехал всю Италию. По словам Агзамова, его вдохновляет абсолютно все, что нас окружает: красивые здания, цветы люди…

К 2017 г. кондитерская “Фили Бейкер” реализовала огромное количество проектов в РФ и шесть международных проектов. Специалисты компании работали во Франции, Монако, Италии. В 2016 г. была организована международная выставка шедевров Агзамова.

Чтобы найти себе достойного помощника, Ренат решил организовать реалити-шоу “Кондитер” (канал “Пятница”), которое стартовало 6 апреля 2017 г. До этого мастер участвовал в шоу «ТилиТелеТесто», ведущей которого была Лариса Гузеева.

Агзамов также проводит турниры и обучающие семинары, на которых рассказывает, как превратить свое хобби в доходный бизнес и создавать шедевры. Работы кондитера нередко отправляются заграничным заказчикам. У кондитерской есть официальный сайт.

Семья

У знаменитого кулинара всего один выходной в неделю. Он берет его только ради того, чтобы провести время с семьей, которую безумно любит и считает своим самым большим счастьем в жизни. Как рассказал сам Ренат Агзамов личная жизнь до свадьбы была бурной. Потом он остепенился, и любимая жена, Валерия, всегда вдохновляла его на создание новых шедевров.

Своего сына Агзамов назвал Тимуром в честь старшего брата, которого считает легендой ресторанной индустрии. О своих успехах он сообщает в инстаграм и других социальных сетях и размещает там фото своих изделий. Правда, у сына и жены, рост и вес у которой на зависть всем, другие кулинарные предпочтения, чем у него: они любят здоровую пищу.

Источник: https://star-lives.ru/renat-agzamov-konditer/

Ренат Агзамов

Фили бейкер премиум

Ренат Агзамов – чемпион России по кондитерскому искусству, лицо бренда «Фили Бейкер», популярный пекарь среди звезд российского шоу-бизнеса. В год кулинар создает от 2 до 2,5 тысяч тортов.

Детство и юность

Ренат Агзамов родился 13 апреля 1981 года в Киеве. По знаку зодиака будущий кулинар – Овен. Родители мальчика по национальности татары.

Отец работал шеф-поваром на железной дороге, поэтому владел секретом приготовления многих национальных и европейских блюд. Особенно ему удавался плов.

После рождения детей (в семье воспитывался еще один сын – Тимур) Агзамовы переехали на постоянное место жительства в Сочи.

Кондитер Ренат Агзамов

В 7 лет мальчик впервые попробовал себя в выпечке кексов и печенья. В 10 лет Ренат уже умел печь хлеб. В детстве у него была копилка в форме свинки.

Когда сбережений оказалось достаточно, Агзамов купил на них свой первый миксер для приготовления десертов. А спустя три года подросток узнал секрет приготовления карамели.

В 16 лет Агзамов порадовал близких первым созданным самостоятельно тортом.

Брат Тимур Агзамов разделял интерес Рената к кулинарии, что в конечном счете и определило их биографию. Обращаться с ножами и продуктами ребят научил отец, а бабушка вдохновляла на эксперименты с едой. Ренат и Тимур Агзамовы стали знаменитыми кулинарами благодаря интересу к пище, привитому в семье.

Ренат Агзамов с бабушкой

Помимо увлечения кулинарией в школе Ренат проявлял незаурядные математические способности, ежегодно занимая первые места на краевых олимпиадах. Тем не менее, юноша не выбрал технический вуз, а пошел по собственному пути.

Карьера

В 15 лет Ренат поступил в кулинарное училище в Краснодаре. Вместе с братом они параллельно занимались боксом в Центре олимпийской подготовки ЦСКА. Занятия спортом и любовь к кулинарии повлияли на внешние данные Рената. При росте 175 см его вес сейчас достигает 95 кг.

В скором времени семейные обстоятельства заставили Агзамовых вернуться в Сочи. Отец перенес инсульт, и на его восстановление требовались немалые суммы. Братьям рано пришлось стать самостоятельными. Тимур пошел работать поваром в ресторан, а его брат устроился в кондитерский цех.

Ренат Агзамов

В 2002 году Ренат занял первое место на чемпионате кондитеров в Краснодаре, что подтолкнуло его к переезду в Москву. Агзамов с братом отправились в столицу без связей и денег. Первое время было сложно, не было жилья и работы, но постепенно все наладилось.

За первые 6 месяцев жизни в Москве Ренат поработал в семи разных местах. Он трудился даже бесплатно, чтобы научиться необходимым техникам, так как главным приоритетом для мужчины был профессиональный рост.

Ренат Агзамов за работой

Началом карьеры в Москве Агзамов считает должность шефа-кондитера в ресторане «Ностальжи». Там мужчина проработал около 2,5 лет. Позже вместе с бывшим директором «Ностальжи» Ренат основал кейтеринг-сервис «Creative Catering». Проект был успешен, а партнерство – нет. Агзамов вышел из дела и решил пойти дальше.

Первое время кондитер был нацелен на создание собственного бизнеса, но потом решил найти крупную компанию и предложить ей сотрудничество. Таким гигантом стало предприятие «Фили Бейкер». Дирекция компании решила сотрудничать с Агзамовым. Специально под новый проект была построена кондитерская фабрика «Фили Бейкер Премиум».

Ренат Агзамов и его работы

В производстве продукции используется только натуральное сырье, а также домашние рецепты тортов с кремом из сметаны.

Благодаря жесткой концепции, продукция кондитерского завода пользуется популярностью по причине безупречных вкусовых качеств. В изготовлении одного произведения кулинарного искусства участвует 100 сотрудников. При создании тортов перед кулинаром не существует преград.

Это конструкции с шоколадными фигурками, карамельными бриллиантами, шоколадными «лабутенами», логотипами и лебедями.

Торт-шедевр от Рената Агзамова

Агзамов является самым знаменитым российским кондитером, который разрабатывает торты для знаменитостей. Средняя цена его выпечки равна 2500 руб./кг.

Массово популярным кулинарию Рената Агзамова сделала телеведущая «Дома-2» Ксения Бородина, которой повар презентовал торт на день рождения.

Телеведущая разместила фото шедевра в «Инстаграме», после чего интерес к выпечке Рената резко возрос. Клиентами Агзамова становились Александр Овечкин, Егор Крид, Ани Лорак, Илья Ковальчук, Яна Рудковская и Евгений Плющенко.

Торт для Филиппа Киркорова был выполнен в императорском стиле. Его вес составил 400 кг.

Ренат Агзамов и торт Филиппу Киркорову

Дети обожают торты Агзамова, оформленные фигурками мультипликационных персонажей. Средний такой десерт весит около 4 кг, на фабрике их пекут чаще всего. Кондитер признается, что самое прибыльное направление его бизнеса – это свадебные торты. Доход от такой продукции получается в разы выше, так как каждый торт весит от 10 до 100 кг.

У Рената Агзамова есть официальный сайт, где можно посмотреть примеры работ и сделать заказ. Кондитер зарегистрировал аккаунт в «Инстаграме», где размещает совместные фото с женой, сыном и своими творениями. Агзамов уверен, что только благодаря социальным сетям компании удалось заключить контракты по всему миру. Сегодня выпечка Рената Агзамова известна в Японии, Австралии, Америке, ОАЭ.

Ответы Рената Агзамова на вопросы с Instagram

Чемпион России по кондитерскому искусству считает, что человек постоянно должен учиться, и что при приготовлении десертов не важны пол, характер, национальность или возраст. Главное – это знания и любовь к тому, что ты делаешь.

Сам повар ни на минуту не прекращает обучение. Например, будучи на отдыхе на Мальдивах, Ренат Агзамов перенял рецепт приготовления итальянских панеттоне, а в Турции научился готовить азербайджанские кутабы.

В рабочее время кулинар посещает европейские и азиатские страны, где проходил стажировку.

В конце 2016 года стало известно о запуске проекта на Первом канале под названием «Тили Теле Тесто» («ТилиТелеТесто»). В шоу кондитеры-любители соревнуются друг с другом в приготовлении десертов. Телеведущей программы выбрана Лариса Гузеева, а помогали ей супруг Игорь Бухаров и Ренат Агзамов. Программа выходила в эфир с 2017 года по воскресеньям.

Ренат Агзамов в шоу «ТилиТелеТесто»

Ренат Агзамов проводит семинары по кондитерскому мастерству, снимается на телевидении, создает кондитерские шедевры, запускает кулинарные проекты. Одним из его детищ стала «Международная выставка тортов Рената Агзамова».

Первым городом, в котором кондитер представил на всеобщее обозрение свои творения, оказалась Казань. Для старта мероприятия кулинар выбрал столицу Татарстана не случайно, Ренат считает Казань своей исторической родиной. Выставка работала месяц с конца 2016 года.

Личная жизнь

Ренат Агзамов с большей охотой делится кулинарными секретами, чем информацией о личной жизни. Известно, что кондитер женат на девушке по имени Лера. У супругов есть сын Тимур. Жена вдохновляет Рената на новые свершения.

Ренат Агзамов с женой

В честь Леры Агзамов назвал одну из лучших своих работ – фонтан из шоколада и глазури. Сын кондитера Тимур не разделяет любви отца к сладкому, он с юных лет приучен к здоровому питанию.

Ренат Агзамов с сыном

Ренат не уверен, что наследник захочет продолжить его дело в будущем. Со слов Агзамова, семья и любимая работа – главные ценности в его жизни.

Ренат Агзамов сейчас

В 2018 году торт Рената Агзамова украсил торжество года – свадьбу Никиты Преснякова и Алены Красновой, на которой присутствовали VIP-персоны и представители российского шоу-бизнеса.

Свадебный торт Никиты Преснякова от Рената Агзамова

Еще один телевизионный проект Агзамова – шоу «Кулинар», которое с 2017 года транслируется в эфире телеканала «Пятница!». Программа рассчитана на участие кулинаров-любителей, среди которых определяется сильнейший. В первом сезоне победительницей стала Ольга Вашурина.

и передачи позволили создателям в начале 2018 года запустить второй сезон, а на 2019 год запланирован третий. Эмоциональный стиль общения Рената Агзамова с конкурсантами сравнивают с манерой общения другого телеведущего кулинарного шоу «На ножах» Константина Ивлева.

Кондитер Ренат Агзамов делает торт

Популярный телеведущий помимо основного шоу появляется и в утренних эфирах, предлагая несложные рецепты в авторской рубрике программы «Утро Пятницы».

Проекты

  • 2016 – «Тили Теле Тесто»
  • 2017 – «Кулинар»
  • 2018 – «Утро Пятницы»

Марина Зудина

Актриса, Народная артистка РФ

Источник: https://24smi.org/celebrity/4387-renat-agzamov.html

Ренат Агзамов — чемпион страны по кондитерскому искусству, а также главный специалист компании “Фили бейкер премиум”.

Его торты становятся гвоздём программы на любом мероприятии: не верится, что невероятные скульптуры и умопомрачительные цветочные каскады ещё и потрясающе вкусны! Лайфу кондитер рассказал, откуда берутся ценники в миллион рублей, каково ему работать со звёздами, а также приоткрыл несколько профессиональных секретов.

— Какие самые необычные заказы вы получали?

— У нас, пожалуй, все заказы достаточно необычные. Один из самых сложных проектов нам предложили года два назад. 2 мая мне из Дубая позвонила помощница владельца сети Jumeirah с просьбой сделать торт, который стоял бы на семи лошадях в натуральную величину, сделанных из карамели.

Мы начали заниматься разработкой этого проекта, нашли сталелитейные цеха, которые могли бы нам отлить таких лошадей из карамели. Форма из силикона под каждую лошадь весила бы примерно 1,7 тонны.

Мы проработали практически весь подготовительный этап, и я решил позвонить, чтобы узнать, на какую дату намечено мероприятие. И они говорят — 22 мая. Естественно, это было невозможно: слишком маленький срок. И мы с огромным сожалением отказались.

Это тот проект, который остался в моей душе как нереализованная мечта. До сих пор я испытываю чувство вины и долга перед людьми, страной и миром — надо этот проект реализовать. Но нужны заказчики. Будем искать.

— А необычные ингредиенты заказчики просят использовать?

— У нас фиксированное количество начинок — их семь. Раньше было 46. Я убрал начинки с безе — при нарезке они крошатся, и торт теряет форму. Убрал слоёные торты. Дело в том, что в таком тесте 276 слоёв.

Пока оно сухое, то спокойно стоит, но если проложить начинку, то к утру всё пропитывается влагой и теряет форму и объём под собственным весом.

И ещё я отказался от суфлейно-муссовых тортов — они не выдерживают многочасового ожидания в тепле банкетного зала, а холодильников, в которые можно спрятать пятиметровый торт, в ресторанах нет. 

— Как же происходит доставка таких огромных угощений?

— Мы привозим торт в ресторан ещё до начала торжества. Собираем торт прямо в зале, чтобы в три-четыре часа дня уехать — ещё до сбора гостей. Торт мы привозим по частям.

В некоторых случаях приходится для этого использовать по три “газели”. Иногда доходит до смешного: охранник, видя наш кортеж, спрашивает, что мы привезли. Я отвечаю: “Торт”.

“Что, все три машины – торт?!” — удивляется он. Да, и такое бывает.

— А бывает, что что-то пошло не так и торт не понравился?

— Моя задача — чтобы заказчик остался доволен.

В том числе именно поэтому я и отказался от части начинок — я же не могу объяснить заказчику, что его торт потёк, рухнул или развалился, потому что в зале было жарко! Судьбу каждого заказа отслеживает специальная сотрудница — обзванивает клиентов, интересуется, всё ли им понравилось.

На тот случай, если всё же торт не понравился, у нас есть особый ход. Мы бесплатно отправляем другой торт. Например, нам сказали, что морковный торт показался суховатым. Мы в ответ угощаем более влажным тортом “Малиновый шифон” — особо нежным бисквитом, приготовленным по уникальной технологии на пару.

Когда его ешь, даже не чувствуешь этого бисквита: он больше похож на мороженое с малиной! И мы отправляем клиенту торты до того момента, пока он не скажет, что ему всё понравилось. Да, для нас это накладно: мы держим в штате специального сотрудника, готовим, гоняем машины. Но во имя сервиса и качества я готов на такие издержки.

— Как приходят идеи? Или это пожелания заказчиков?

— 99% тортов — это мои идеи. Как это рождается, я не знаю. Впрок ничего не придумывается. Вот, например, я знаю, что впереди — сезон свадеб и надо бы набросать несколько эскизов, рассчитать, что сколько стоит, чтобы потом не бегать.

Но ни одной мысли не возникает! Иногда идеи снятся — я их записываю прямо ночью. И иногда я вижу в глазах заказчика веру в меня, в то, что я сейчас сотворю волшебство.

Приходится соответствовать и удивлять! Частенько мы начинаем разговаривать просто за жизнь, и во время этого разговора возникают идеи.

— А пример можете привести?

— Конечно! Недавно на нескольких машинах с сопровождением приехали мама с дочкой — семья очень известного российского банкира.

“Мы хотим к папиному юбилею очень богатый торт — пусть на нём будут шоколадные слитки золота, банкноты, монеты — много денег, в общем!” А я отвечаю: “Скорее всего, те, кто будет на этом мероприятии, и так знают, что у именинника работа связана с деньгами и что он богат.

Может, подумаем, как же его в сердце уколоть, чтобы удивить?” И мы начали перебирать. Охоту и рыбалку дочка отмела сразу: дескать, какая там рыбалка, он всю жизнь гоняется на своей яхте за марлином, но так ни разу не поймал.

И я сразу загорелся: “Вот она, фишка! Зачем нам слитки золота, когда прямо рядом с нами есть такая мечта!” В итоге мы сделали торт: юбиляр смотрит на возвышающегося над ним марлина, а тот ему из плавника fuck сложил.

Еле уговорил! Пришлось объяснять, что хотя должность и не позволяет фривольностей на работе и в прессе, но в каждом мужике всё равно сидит пацан. Сделали торт. В итоге было чинное мероприятие по протоколу, но, когда внесли торт, этот банкир орал и визжал от восторга! Всю эту композицию с марлином (он сделан из шоколада и не портится) он хранит у себя дома в холле в специальном стеклянном коробе. Очень важно в потоке заказов не потерять уважительный подход к человеку. Если бы мы тогда сделали торт со слитками, я считаю, мы бы не отработали на все сто.

— А есть разница между работой со звёздами и, как говорится, простыми домохозяйками?

— Разница в количестве посредников. С домохозяйкой проще найти общий язык и договориться, а когда речь идёт о “больших” людях, тут подключается целая цепочка и начинается “испорченный телефон”.

Приезжают помощники, помощники помощников и прочие посредники, после чего начинается длинная вереница согласований. К тому же у меня нет возможности напрямую поговорить с заказчиком, чтобы почувствовать, что ему подойдёт.

Да и эскиз не может передать того, что я хотел бы донести.

— К тому же, наверное, звёзды более искушённые в своих желаниях?

— Кстати, не всегда.

— Над чем вы сейчас работаете?

— У нас большой проект — семь метров длиной и четыре тонны весом. В нём участвует 12 подрядных организаций! Все мои скульпторы работают практически в круглосуточном режиме. Этот проект называется “Замок Цвингер” и представляет собой торт-замок.

Но это не просто торт — это фактически съедобный макет замка, внутри которого будут расположены мониторы с изображением жениха и невесты, идущих друг другу навстречу. В торте даже будет приточно-вытяжная вентиляция, чтобы мониторы не сгорели. Буквально на днях я специально ездил в Дрезден и снимал силиконовые формы с этого замка.

Этот проект войдёт в историю, и вряд ли кто-то сможет сделать что-то подобное в ближайшие сто лет. 

— Для кого же делается это великолепие?

— Это будет свадьба очень близких мне людей.

— А у вас, кстати, был ещё один громкий проект в форме храма в Софрине…

— Да, мне уже обзвонились по этому поводу. В Интернете и в прессе поднялась невероятная шумиха. Всех очень волновало, что на деньги прихожан РПЦ заказала себе торт за миллион рублей.

Во-первых, заказала не РПЦ, а обычные светские люди: дети решили подарить торт своим родителям. Ни те ни другие к церкви отношения не имеют.

Во-вторых, эта невероятная цена очень далека от истины! Торт здесь только внизу — выше идёт столешница из шоколада, на которой выстроен шоколадный собор. Заказчики хотели сохранить его как память.

— Раскроете пару секретов для тех, кто печёт торты дома?

— Взбивать белки нужно только на медленной скорости. При этом белки должны быть тёплыми — я их даже подогреваю горелкой для этого. Так они взобьются равномернее. Далее. Допустим, мы хотим сделать лёгкое малиновое суфле. В холодильнике уже стоит малина, протёртая с сахаром.

Подойдут здесь белки тёплые? Нет, в нашем случае они должны быть тоже холодными. Взбиваем их с сахарной пудрой и смешиваем эти два продукта.

Если мы хотим, чтобы всё это постояло в холодильнике и приобрело форму, то мы завариваем взбитые белки горячим сахарным сиропом (температура 120 градусов) — тогда получится меренга. Причём в момент вливания сиропа хорошо бы добавить немного желатина.

Добавляем малину с сахаром и получаем уже совсем другой продукт — как он называется? А ещё дома часто пытаются приготовить торт “Птичье молоко”. Для этого надо отдельно взбить белок с сахаром и белок с маслом и сгущёнкой.

И чтобы при соединении двух этих смесей всё не расслоилось, нужно, чтобы обе эти массы были одинаковой температуры. Ещё важно, чтобы внутри “Птичьего молока” не было больших пузырей, иначе эти пузыри лопнут, и торт просядет. Пузыри должны быть маленькими — как в поролоне. Добиться этого можно только при взбивании на маленькой скорости.

— Как вам работается со звёздами?

— Со звёздами, кстати, работать проще всего. Как правило, это занятые люди, которые мне звонят, сообщают, что грядёт какое-то мероприятие, и, полагаясь на мой вкус, делают заказ.

На днях Яна Рудковская звонила, чтобы заказать торты на afterparty, на день рождения сына, на шоу “Щелкунчик” — в общей сложности сразу пять заказов. “Ренат, нам нужно что-то со “Щелкунчиком” — домысли сам”, — вот такой заказ. Тьфу-тьфу-тьфу, пока всё всегда гладко проходило.

Со многими звёздами мы знакомы уже много лет, с кем-то даже дружим и регулярно видимся. Со всеми отношения очень тёплые и доверительные.

— А кто ваши постоянные клиенты?

— Как правило, это дни рождения — их самих, детей или родителей. На днях делали проект Аните Цой к концерту — это был торт с драконом.

— А можно у вас про ценообразование спросить и про торты за миллион?

— У нас килограмм торта стоит 2000 рублей.

— А какой самый дорогой торт вы делали?

— По соглашению сторон с заказчиком я не имею права разглашать эти цифры. Мы делаем торты не только звёздам, но и политикам, первым лицам — в том числе из других стран.

Наши заказы отправляются и в ОАЭ, и в Италию, и в США.

Более того, я даже публиковать фото могу далеко не всегда! Иногда получается такая красота, так хочется похвастаться, но меня просят сохранить всё в тайне, и приходится держать слово, чтобы не страдала репутация.

— Пишут, что у Ксении Бородиной торт стоил миллион…

— С Ксенией Бородиной вообще другая история. Он не мог стоить столько — мы с ней дружим много лет, и за такие деньги я бы ей торт не продавал ни за что на свете.

— То есть это был подарок?

— Не совсем: часть она оплатила. Там было очень много расходов и материалов — всё-таки большой торт, который бесплатным быть не мог. Было много изделий из карамели, да и подставка под него специальная делалась. Тот торт-собор тоже стоил далеко не миллион — это же был маленький тортик, чему там столько стоить! В конце концов, заказчики тоже не идиоты — платить такие деньги за торт!

— Интересно, откуда же тогда все слухи?

— Этому есть очень простое объяснение. Я публикую фото торта в социальных сетях и пишу, что его вес — две тонны. И все начинают считать: раз килограмм стоит 2000 рублей, то такой торт обходится в четыре миллиона.

Приведу пример: сейчас мы делаем проект “Замок Цвингер”, который весит четыре тонны, при этом больше тонны весят мониторы. Порядка 400 кг весит подставка, на которой торт стоит. Четыре тонны — это общая нагрузка на пол здания. Другой пример: недавно мы делали свадебный торт. Торжество проходило в шатре в поле.

Вся наша конструкция весила десять тонн — под неё делали свайный фундамент с бетонными перекрытиями, чтобы всё не просело! 

— Набегает действительно немаленькая сумма…

— Зачастую я работаю бесплатно для себя — материалы, ингредиенты, организацию заказчик оплачивает, а за свои услуги я ничего не прошу. Если есть какой-то грандиозный проект, то мне, как кондитеру, просто интересно над ним работать. Возьмём тот же “Замок Цвингер”.

Нужно было оплатить прокат платья, видеосъёмку, монтаж, нужно заплатить людям, которые делают постпродакшен. Нужно заниматься металлоконструкциями и сотрудничать с форматорами, которые сделают формы из слепков, привезённых мной из Дрездена.

Скульпторы будут уменьшать масштаб замка, чтобы отлить формы из шоколада. Думаете, это всё дёшево? Но бывает, что я лично с таких проектов ничего не имею. Работаю за интерес.

Я — руководитель всего производства “Фили бейкер”, частью которого является “Фили бейкер премиум”, производящий необычные торты: это моя отдушина, моё хобби.

— А какие проекты у вас готовятся дольше всех?

— Есть такие, которые мы начали ещё в прошлом году, а закончить должны к 2018-му. Это будет нечто грандиозное, но, разумеется, пока я разглашать не имею права.

А сейчас мы готовим два проекта к Новому году — торты отправятся в Великий Устюг. Сам бисквит с кремом мы делаем за сутки. Ночь он пропитывается, а с утра уже можно есть. То, что долго, — это этап подготовки.

Иногда я даже собираю муляж торта из пенопласта в специальном ангаре. 

— Есть какие-то моменты, которые вас лично раздражают? От каких заказов вы отказываетесь?

— Я не делаю пошлятину. Всех денег не заработать, так что члены на торте я делать не буду. Это железное правило. 

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.